Нестандартный подход к возможностям баллистических исследований позволил идентифицировать оружие и установить конкретное лицо, причинившее по неосторожности смертельное огнестрельное ранение потерпевшему во время охоты.


Нестандартный подход к возможностям баллистических исследований позволил идентифицировать оружие и установить конкретное лицо, причинившее по неосторожности смертельное огнестрельное ранение потерпевшему во время охоты.

В производстве Березовского межрайонного следственного отдела Главного следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Красноярскому краю находилось уголовное дело, возбужденное по факту причинения смерти по неосторожности Н. в лесу на охоте. В следственной практике указанные преступления встречаются нечасто, однако, установить истину удается не всегда, что объясняется рядом объективных причин (отсутствие прямых свидетелей; невозможность, с учетом фактора открытой местности определить точное место происшествия; обнаружить следы выстрелов; противодействие виновного лица). Аналогичная ситуация имела место и по настоящему уголовному делу, которая дополнительно осложнялась тем, что выстрел в потерпевшего был произведен практически одновременно двумя лицами из оружия, имевшего одинаковый калибр.

18 сентября 2010 года Р. и его знакомый О. охотились в лесном массиве, расположенном в Манском районе, имея при себе разрешения на добычу бурого медведя. При этом у Р. находился самозарядный карабин модели «Тигр» калибра 7,62, а у О. - самозарядный карабин модели «BENELLI ARGO» калибра 7,62.

В это же время здесь охотился незнакомый им ранее Н., с гладкоствольным ружьем ИЖ-17, который находился за кустарниками и деревьями вне зоны видимости Р. и О. При сближении по направлению друг к другу на расстояние до 63 метров, последние, услышав впереди шум, который создавал идущий им навстречу в порослях пихты Н. и, приняв его за медведя, произвели из своих карабинов три прицельных выстрела (два - Р. – один О.) в сторону Н., полагая при этом, что стреляют в медведя. В последствии обнаружили раненного в обе ноги Н., который скончался при транспортировке его в больницу. После поступления сообщения о совершенном преступлении на место выехала следственно-оперативная группа, которой был проведен осмотр места происшествия и трупа Н., изъята его одежда, в том числе брюки и кальсоны с огнестрельными повреждениями. В этот же день возбуждено уголовное дело по ч.1 ст.109 УК РФ (причинение смерти по неосторожности).

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы, смерть Нестеренко А.М. наступила в результате огнестрельного ранения компактным пулевым снарядом правого и левого бедер, осложнившегося сочетанием острой кровопотери и воздушной эмболии. Повреждения обоих бедер возникли от одного пулевого снаряда, прошедшего навылет справа налево и немного снизу вверх.

И Р. и О. не отрицали производство выстрелов в указанное время и в указанном месте, в то же время, каждый из них полагал, что смертельное ранение было причинено не им, что требовало проведения тщательного кропотливого расследования, с допросом большого количества свидетелей, проведения других следственных действий, многочисленных экспертных исследований; глубокого анализа полученной информации. С самого начала позиция Р. и О. сводилась к тому, что причастность кого-либо из них к смерти Н. должна быть установлена экспертным путем.

Учитывая сложность и неординарность данного уголовного дела, большой общественный резонанс среди местного населения, расследование его было поручено заместителю руководителя Березовского межрайонного следственного отдела Кареву В.В., грамотному специалисту, имеющему большой практический опыт следственной работы, которому предстояло выяснить самый главный вопрос: от чьей пули погиб Н.

Во избежание возможной утраты или умышленного уничтожения вещественных доказательств, в соответствии с существующими методиками сразу же были предприняты меры к выявлению и изъятию всех необходимых следов преступления: оружия заподозренных лиц, их одежды, смывов с рук, кожные лоскуты с повреждениями потерпевшего. Дальнейшее расследование высветило ряд проблем, препятствующих принятию по делу единственно правильного и объективного решения.

В ходе проведения экспертных исследований установлено, что карабины Р. и О. были одного калибра, имели аналогичные огнестрельные характеристики, по которым невозможно было идентифицировать оружие, из которого произведен выстрел. При осмотре места происшествия с участием О. и Р. в условиях таежной местности, несмотря на применение металлоискателей, обнаружить пули и гильзы от их оружия не удалось.

Трудность в идентификации конкретного карабина, из которого был произведен выстрел с попаданием в Н., была обусловлена также и тем, что на входном огнестрельном повреждении на его брюках отсутствовал поясок обтирания, являющегося наиболее информативным признаком с точки зрения баллистических исследований. Экспертами был сделан вывод о том, что его отсутствие вызвано возможным предварительным прохождением травмирующей пули через предварительную преграду, которой могли быть ветки, стволы деревьев и т.д., с последующим возможным изменением траектории полета.

В результате проведения традиционных, общераспространенных судебных баллистических, криминалистических, химических, медико-криминалистических экспертиз по изъятым вещественным доказательствам, в том числе по изъятым карабинам и патронам, по кожным лоскутам с трупа Н., по брюкам потерпевшего, установить конкретное лицо, виновное в причинении ему смерти, не представилось возможным.

Не ограничившись полученными выводами экспертных исследований и отрицательным результатом, Карев В.В. продолжил поиск возможных решений возникшей проблемы, при этом им были приняты во внимание выводы экспертов о возможном прохождении пули до момента соприкосновения ее с брюками и телом Н. через предварительную преграду, что привело его к мысли о необходимости проведения экспертизы с учетом указанных обстоятельств, с соблюдением параметров, максимально приближенных к реально существовавшим условиям.

После проведения консультаций с экспертами-баллистами и экспертами-химиками Красноярской лаборатории судебных экспертиз Каревым В.В. было принято решение о назначении и проведении нестандартной баллистической судебной экспертизы по аналогичным патронам к карабинам О. и Р., в ходе которой предполагался отстрел указанных патронов из их карабинов в образцы ткани с брюк потерпевшего через предварительную преграду, для дальнейшего проведения химического анализа следов продуктов выстрелов в полученных образцах повреждений и сравнения их с составом следов продуктов выстрела, обнаруженных на входном повреждении брюк Н.

По мнению экспертов, получение отрицательного результата в ходе проведения указанных исследований, не приведших к разграничению карабинов и идентификации одного из них, практически исключало в дальнейшем возможность экспертным путем установление конкретного лица, причинившего повреждение потерпевшему.

В результате проведенных экспертных исследований, а также последующих подробных допросов экспертов, была установлена четкая сопоставимость содержания основных дифференцирующих химических элементов (сурьмы, олова, висмута, свинца и меди) в составе следов продуктов выстрела в краях огнестрельного повреждения на брюках Н. с содержанием сурьмы, олова, висмута, свинца и меди в следах продуктов выстрела, обнаруженных в экспериментальных повреждениях, образованных через предварительную преграду при производстве выстрелов из карабина Р. «Тигр», и несопоставимость таковых химических элементов по патронам к карабину О. «BENELLI ARGO».

Полученные результаты, в совокупности с ранее полученными доказательствами, позволили следствию сделать однозначный вывод о причастности к совершению данного преступления Р., которому было предъявлено обвинение по ч.1 ст.109 УК РФ.

Приговором Манского районного суда Красноярского края от 30.01.2012, вступившим в законную силу 22.05.2012 Р. осужден по ч.1 ст.109 УК РФ, ему назначено наказание в виде 1 года 6 месяцев исправительных работ, с удержанием из заработка в доход государства 20%, условно, с испытательным сроком 1 год. При этом судом при вынесении приговора были учтены все выводы заключений экспертиз, приведенные в качестве доказательств в обвинительном заключении.

Проведенное заместителем руководителя Березовского межрайонного следственного отдела Каревым В.В. расследование по делу способствовало наработке следственной практики по идентификации с помощью баллистической судебной экспертизы огнестрельного оружия одного калибра в условиях производства выстрела в потерпевшего одновременно несколькими лицами, при отсутствии пуль, гильз, следов выстрела в ранах и на кожных лоскутах.