Следственного комитета Российской Федерации по Красноярскому краю и Республике Хакасия

Интервью Председателя СК России информационному агентству "ТАСС"

Бастрыкин: украинские националисты готовы на любые жертвы среди мирного населения

Следственный комитет России с 2014 года документирует все военные преступления, совершаемые украинскими военнослужащими в отношении мирных жителей Донбасса. За эти годы российским следствием были возбуждены сотни уголовных дел. О том, как специальная операция, которую проводят Вооруженные силы РФ, повлияла на работу СК РФ, какие преступления украинских националистов зафиксированы нашими следователями, об опасности украинского национализма в интервью ТАСС рассказал председатель Следственного комитета России Александр Иванович Бастрыкин.

— Александр Иванович, на фоне происходящих событий в Донбассе и на Украине задачи Следственного комитета как-то изменились?

— Следственный комитет России, как и прежде, продолжает собирать доказательства преступлений украинских националистов, посягающих на жизнь и здоровье мирных жителей Донбасса, а также наших граждан и интересы Российской Федерации. Сейчас эта работа ведется с максимальной интенсивностью. Все профильные подразделения ведомства трудятся практически круглые сутки. Я лично слежу за ситуацией и даю отдельные поручения по фиксации наиболее вопиющих и жестоких фактов. C 17 февраля следователями центрального аппарата возбуждено более 80 уголовных дел.

Мы также делаем все возможное и для поддержки беженцев, прибывших на территорию России. Для этого задействованы не только подразделения регионов, граничащих с Донбассом и Украиной, но и следственные подразделения в других субъектах, а также военные следователи. Наши сотрудники вошли в состав оперативных штабов, оказывают жителям республик юридическую помощь, разъясняют особенности законодательства, при необходимости помогают в оформлении документов. Параллельно с этим, конечно же, фиксируем то, что нам рассказывают люди, вынужденные покинуть свой дом из-за боевых действий. Это не только десятки и сотни трагических историй, но и данные, подтверждающие наши версии о действиях украинских националистов. Мы убеждены, что эти сведения, как и материалы сотен уголовных дел, которые уже расследуются с 2014 года, станут доказательствами преступлений украинского режима в суде.

— А о каком объеме работы идет речь за эти восемь лет?

— С 2014 года по событиям в Донбассе и на Украине Следственный комитет возбудил более 500 уголовных дел, фигурантами которых являются 180 лиц. Среди них есть в том числе высокопоставленные представители военного и политического руководства Украины — бывшие министр внутренних дел Украины Арсен Аваков и губернатор Днепропетровской области Украины Игорь Коломойский, председатель Верховной рады Александр Турчинов, заместитель министра внутренних дел Антон Геращенко. Командиры подразделений ВСУ Валерий Исмаилов, Андрей Грищенко, Олег Микац, Михаил Прокопив, Александр Жакун, Олег Куцин, Валерий Гудзь, Вячеслав Печененко, Дмитрий Кащенко, Федор Ярошевич, Андрей Гнатов, члены радикальных националистических объединений "Правый сектор" (организация запрещена в РФ), "Добровольческий украинский корпус" и другие лица. При этом все уголовные дела о применении запрещенных средств и методов ведения войны объединены в одном производстве. За весь период следствия допрошены более 160 тыс. человек, признаны потерпевшими более 32 тыс. человек, в том числе порядка 4 тыс. несовершеннолетних.

— Это внушительные цифры, но что конкретно они подразумевают? Какие деяния были задокументированы?

— Все эти годы мы видим ненависть, жестокость и подлость по отношению к мирному населению Донбасса со стороны украинских силовиков. Когда-то они были гражданами одной страны, и как можно так поступать по отношению к соотечественникам… уму не постижимо. Видимо, националистические идеи, которые все больше пропитывали украинское общество, пускали свои корни и распространялись сверху вниз, действительно проросли очень глубоко. Иначе как можно объяснить или оправдать действия украинских военных, которые минировали местность вблизи жилых домов, где потом в ходе прогулки подорвались и погибли трое детей. Прицельно стреляли из крупнокалиберной артиллерии по жилым кварталам, зная, что от этого гибнут люди. Ведь случайности здесь быть не может, все артиллеристы знают, как работает эта система.

А как объяснить применение системы "Точка-У"? Это шестиметровая ракета, содержащая почти полтонны взрывчатки, при этом они не гнушались направлять такие ракеты в жилые районы даже с кассетными зарядами, что, как известно, является запрещенным боеприпасом. И мы фиксировали десятки жертв среди гражданского населения. Можно и дальше перечислять все, что испытывали против мирного населения, — системы залпового огня "Град", "Ураган", авиационные неуправляемые ракеты, другие виды тяжелого наступательного вооружения неизбирательного действия, имеющего высокие поражающие свойства, а также стрелкового огнестрельного оружия.

И судя по тому, что мы видим сейчас, националисты готовы на любые жертвы среди мирного населения. В Донбассе находится крупная группировка вооруженных формирований украинской стороны. Как известно, к российским военнослужащим попали документы командования Национальной гвардии Украины, которые свидетельствуют о подготовке ею массированного наступления. Если бы российская армия не начала специальную операцию, то украинские националисты имели бы значительно больше простора и сил для концентрации своих ударов по территориям ДНР и ЛНР. Тогда потери среди мирного населения были бы гораздо больше.

По мере развития ситуации российские военнослужащие также сообщили о  существовании на Украине секретных биологических лабораторий, действующих при поддержке США. Сейчас в информационном поле Запад отрицает их наличие, но мы помним выступления представителей США, которые утверждали обратное, говоря о наличии биологических исследовательских объектов на Украине. Сложно представить, что могло бы быть, если бы эти "объекты" продолжили свою деятельность. Мы запросили у Минобороны России имеющиеся документы и в рамках уголовного дела, которое возбудили по статье о разработке и производстве биологического оружия массового поражения, устанавливаем обстоятельства произошедшего.

— Вы сказали о национализме, так откуда он появился на Украине и в чем его опасность?

— Хороший вопрос, так как при всестороннем изучении этого аспекта те, кто ходил на акции протеста, а также высказывал в соцсетях антироссийскую позицию, могли бы изменить свое мнение. Этим людям следовало бы глубже изучать историю и причины реальных трагедий и только тогда давать оценку ситуации. Как известно, после распада Советского Союза украинские элиты пытались навязать своему народу новую идеологию, в основе которой лежит украинский национализм. Все это продолжало развиваться на фоне героизации лиц, воевавших на стороне нацистской Германии во время Великой Отечественной войны. Позднее были приняты законы, направленные на отрицание советского прошлого страны, а также дискриминирующие права и свободы русскоязычного населения Украины.

Например, закон, предусматривающий исключительное использование украинского языка практически во всех сферах жизни, нарушает не только права миллионов граждан этой страны, но и противоречит конституции, которая гарантирует свободное развитие, использование и защиту русского и других языков. Фактически началась тотальная дискриминация по национальному признаку, и в прошлом году был принят закон о коренных народах Украины, в перечень которых русские даже не вошли. При этом, глядя на  многочисленные видеоролики, записанные не официальными медиа, а обычными гражданами, мы видим, что очень многие жители Украины по-прежнему говорят на русском языке. Таким образом, Украина стала страной, идеология которой строится на русофобии. Нынешний киевский режим использует националистические убеждения для геноцида русскоязычного населения Донбасса и способствует созданию угроз России со стороны Североатлантического альянса. А наша страна помнит свидетельства страшных военных преступлений нацистского режима и многомиллионные потери, которые понесли народы СССР в борьбе за мир, и такое не должно повториться.

— Возвращаясь к конкретным деяниям украинских националистов, как все оценивается следствием с точки зрения национальных законов и международного права?

— Подобное применение вооружения неизбирательного действия с высокими поражающими свойствами против гражданского населения является нарушением ряда международных норм. Это Всеобщая декларация прав человека, Женевская конвенция о защите гражданского населения во время войны  и дополнительные протоколы к ней, Конвенция (IV) о законах и обычаях сухопутной войны с прилагаемым к ней положением (Гаагское положение) о законах и обычаях сухопутной войны. В этих актах устанавливаются право каждого человека на жизнь, свободу и на личную неприкосновенность, гарантии для гражданского населения и объектов, которые не должны являться объектом нападений во время военных операций, устанавливается запрет на атаку или бомбардировку незащищенных городов, селений, жилищ или строений. Мы же, основываясь на нормах международного права и российского законодательства, даем оценку этим деяниям по действующему Уголовному кодексу Российской Федерации.

Следственный комитет квалифицировал действия украинских националистов  как геноцид, жестокое обращение с гражданским населением, применение в вооруженном конфликте средств и методов, запрещенных международным договором Российской Федерации, захват заложников, покушение на убийство и по ряду других составов. Причем первые два относятся к категориям преступлений против мира и безопасности человечества, по таким составам преступлений нет сроков давности привлечения к уголовной ответственности.

— Каким образом на эти преступления распространяется юрисдикция российского следствия? Как вы оцениваете перспективы передачи этих дел в суд? Где можно судить украинских националистов?

— С учетом характера вышеуказанных преступлений основанием для проведения объективного их расследования стал принцип универсальности, который основан на защите общих ценностей. Этот принцип подразумевает распространение уголовной юрисдикции государства на деяния, признанные преступными по международному праву. При этом гражданство лиц, уличенных в их совершении, не имеет значения. Положения современной доктрины международного права отражены в том числе в Принстонских принципах универсальной юрисдикции 2001 года и Резолюции по принципу универсальности Института международного права 2005 года. Они признают, что универсальная юрисдикция базируется исключительно на характере совершенного преступления, безотносительно существования какой-либо связи с государством, устанавливающим данную юрисдикцию. Она применяется к "серьезным международным преступлениям", к которым относятся в том числе военные преступления, преступления против мира и человечности, геноцид и пытки. Положения российского и украинского уголовного законодательства также закрепляют возможность ее применения.

Доклады Генерального секретаря ООН, подготовленные во исполнение резолюций Генассамблеи ООН, содержат в том числе конкретные примеры на основе представленной правительствами стран информации о применении этого принципа. Такая практика достаточно уже получила распространение в ряде стран, где отмечается, что это хороший инструмент в борьбе с безнаказанностью в связи с совершением международных преступлений. А в ситуации с Украиной речь идет как раз о безнаказанности и игнорировании действующей властью серьезных преступлений. Мы, в свою очередь, намерены продолжить их документировать, основываясь исключительно на принципах международного права, международных договоров, национального законодательства, межведомственных документов международного характера и принципе универсальной юрисдикции.

Признание указанного принципа в нашем законодательстве подразумевает, что лица, совершившие эти преступления, могут быть осуждены национальными судами. Такие примеры уже есть. Причем тех, кто объявлен в международный розыск и по тем или иным причинам отказываются выдавать отдельные страны, можно осудить заочно, закон предусматривает такую возможность.

— С признанием Российской Федерацией ДНР и ЛНР сотрудничество по линии компетентных органов с этими государствами будет эффективнее?

— Да, и мы уже сделали первые шаги для этого. После подписания соответствующих указов и договоров о дружбе между Россией и двумя республиками был создан фундамент для развития межгосударственных отношений. На основе этого между Следственным комитетом Российской Федерации с генеральными прокуратурами Донецкой и Луганской народных республик были заключены соглашения о сотрудничестве. Это начало совместной работы правоохранительных органов Российской Федерации, Донецкой Народной Республики и Луганской Народной Республики, в том числе по расследованию преступлений киевского режима. И конечно же, указанные соглашения помогут нам выстраивать совместную работу по противодействию преступности, в том числе в ее организованной и транснациональной формах.

—  Нападения на российские посольства также расследуются в числе тех дел, о которых вы упомянули?

— Все верно. Как я уже говорил, большее количество уголовных дел относится к обстрелам гражданского населения Донбасса, однако мы даем правовую оценку и всем тем фактам, когда совершается посягательство на интересы России и ее граждан. С 2014 года зафиксирован 21 случай нападения на российские дипломатические учреждения в Киеве, Харькове, Львове и воспрепятствования осуществлению избирательных прав граждан России на территории Украины. А после начала информационной войны и разжигания ненависти к России на фоне специальной операции наших военнослужащих начались нападения на российские загранучреждения и в других европейских странах — Нидерландах, Ирландии, Чехии, Литве, Польше, Франции, Эстонии.

Все эти данные мы также фиксируем в рамках уголовных дел и в дальнейшем направим запросы о правовой помощи в компетентные органы этих стран. Но есть предчувствие, что их цивилизованность имеет очень ограниченные рамки, они сейчас это ярко демонстрируют, желая видеть складывающуюся ситуацию односторонне и явно предвзято.

— Насколько, по вашему мнению, информационный фон влияет на ситуацию?

— Очевидно, что информационная война Запада против России, которая пропитана дезинформацией и фальсификацией, становится прикрытием геноцида, агрессии, а также атак националистов на мирных граждан Донбасса. Российский законодатель очень своевременно принял закон об уголовной ответственности за дезинформацию о деятельности Вооруженных сил России, а также за дискредитацию их действий по защите страны и поддержанию мира. Следственными органами уже расследуется более 10 уголовных дел по таким фактам. Санкции новых статей Уголовного кодекса очень суровы и, полагаю, будут способствовать минимизации неправдивой информации и ее негативного влияния на широкую аудиторию.

Отдельно хотелось бы отметить некоторые выступления публичных лиц Украины. Мы видим их многочисленные человеконенавистнические высказывания, угрозы, призывы к убийствам граждан России, близких родственников российских военнослужащих, их детей и жен. И это они себе позволяют делать не где-то в мессенджерах, а в официальных украинских СМИ. И, судя по всему, учредители этих масс-медиа поддерживают такое. Все это еще раз подтверждает, что националистические идеи в их сознании трансформировались в радикальные формы, став нормой, и это очень опасно для любого общества. Российская сторона никогда и нигде не позволяла себе подобного.

В этой связи я также хотел бы поблагодарить журналистов, которые делают объективные репортажи с мест событий. Мы видим, насколько важна, но в то же время опасна эта профессия в военное время. В условиях информационной войны именно журналисты позволяют видеть реальную картину происходящего, находясь, по сути, на передовой. Их материалы, как и материалы наших уголовных дел, станут неопровержимыми доказательствами преступлений киевского режима, представители которого должны ответить перед судом за совершенные злодеяния.

Также я поручил подготовку следующего издания "Белой книги" о событиях в Донбассе. В это издание войдут свидетельства чудовищных преступлений украинских националистов против мирных граждан, рассказы очевидцев, а также рассказы о нашей гуманитарной миссии.

Беседовала Татьяна Хан

25 Марта

Адрес страницы: http://krk.sledcom.ru/INTERVYU/item/1689267/

© 2022 Главное следственное управление Следственного комитета Российской Федерации по Красноярскому краю и Республике Хакасия